Летопись ратного подвига

Врач детской больницы Первоуральска Наталья Демидова с отрядом поисковиков подняли останки 13 безымянных бойцов на Псковщине



Врач-педиатр детской городской больницы Первоуральска Наталья Демидова вернулась с 28-й международной вахты Памяти, что проходит в Псковской области.


В этом году поисковики из Первоуральска вели раскопки в Новосокольническом районе Маевской волости, в окрестностях озёр Долгое и Спастер, где в Великую Отечественную шли тяжёлые затяжные бои с огромными потерями за освобождение каждой деревни, каждого села, каждого топонима на карте.


Много наших бойцов полегло в тех местах. В глухих псковских лесах и топких болотах восемь десятков лет тлеют их безымянные кости.


У Александра Твардовского есть стихотворение «Я убит подо Ржевом».

Лучше поэта никто не сказал о судьбе неизвестного павшего солдата:


«Я убит подо Ржевом,

В безымянном болоте,

В пятой роте, на левом,

При жестоком налёте.

Я не слышал разрыва,

Я не видел той вспышки, –

Точно в пропасть с обрыва –

И ни дна, ни покрышки.

...

Летом, в сорок втором,

Я зарыт без могилы.

...

И у мертвых, безгласных,

Есть отрада одна –

Мы за Родину пали,

Но она спасена.


В простых строчках заложена мысль о невозможности, о преступности забвения тех, кто за Родину пал. Возвращение имён и памяти о них – прямой долг потомков.


Почти три десятилетия псковский областной отряд «След пантеры» возвращает имена погибшим. Там, где не сохранилось солдатских медальонов или спрятанных в гильзы по просьбам командиров записок или касок, котелков, фляжек-кружек-ложек с выбитыми фамилиями, датами, названиями городов и прочих вещдоков, по которым можно хоть как-то идентифицировать найденные кости, их, взяв из земли, снова ей предают, но уже со всеми воинскими, человеческими и религиозными почестями.


Псковичи сделали свои вахты Памяти всероссийскими. Если приезжают поисковики из стран СНГ, вахта обретает статус международной.


«В этом году на вахту приезжал поисковый отряд из Беларуси. А так в основном копают наши из российских регионов. Не без гордости скажу, Урал – опорный край державы – всегда там представлен: Екатеринбург, Первоуральск, Челябинск. Возможно, потому, что здесь, на Псковщине, и подо Ржевом воевала 22-я Армия, формировавшаяся из призывников Свердловской, Челябинской областей и Татарстана, а значит, есть возможность найти останки пропавших без вести земляков-уральцев», – говорит Наталья Александровна.

Раскопки на Псковщине традиционно проходят с 24 апреля по 8 мая. Начиная с 2010 года первоуральский поисковый отряд «Пограничник», созданный 13 лет назад Александром Николаевичем Демидовым, отцом Натальи, не пропустил ни одной вахты. Возможно, на стоицизм и верность поисковому движению повлиял такой случай.


В свою первую вахту отец Натальи с отрядом «Пограничник» нашли семь солдатских медальонов, из них пять прилично сохранились и можно было идентифицировать личности бойцов. Так вышло, что все пятеро были призваны из Татарии. Редкий случай, но тут же нашлись родственники, и почти все они приехали на перезахоронение останков. Один из них, уже в очень почтенном возрасте, упал на колени, взял Александра Николаевича за руку и долго не отпускал:


«Низкий поклон вам, что вернули нашей семье честь, достоинство и покой».

Оказалось, это был внук одного из бойцов, пропавших без вести, который проживает в Татарстане, городе Мензелинске, пишет книжки для детей на татарском языке. Он-то и поведал историю их семьи:


«Кто-то вернулся с фронта, на кого-то пришли похоронки, а мой дед пропал без вести. Односельчане считали его дезертиром, а нашу семью с той поры обходили стороной, как прОклятую. Великий праздник – День Победы – нам не в радость был, мы из дома старались не выходить в этот день, в нас в буквальном смысле пальцем тыкали: вон семья дезертира идёт. И когда весточка, что дедов медальон найден, и возле его останков лежал автомат, который он сжимал в руках, пришла в село – все, кто пальцем в нас тыкал, на колени встали и молили о прощении. И провожали меня сюда всем селом. Наконец-то, 9 Мая и для нашей семьи праздником станет».

В активе самой Натальи – шесть вахт: пять вахт подряд, начиная с 2011 года, затем пятилетний перерыв из-за рождения сына Григория. Сейчас Гриша подрос, и можно снова ездить на раскопки. В семье никто не сомневается, что тоже будущий поисковик растёт, ещё бы, при таком-то деде и маме.


«В этом году мы подняли останки 13 бойцов, шесть – своим отрядом «Пограничник» и ещё семь – совместно с одним из наших постоянных партнеров – псковским отрядом «Велес». Понятно, в основном это сохранившиеся фрагменты костей. Из материальных находок: три полуистлевшие пуговицы от гимнастёрки или шинели с выбитыми звездочками, из чего можно заключить, что они принадлежали советским бойцам, две гильзы от патронов ППШ (советский пистолет-пулемёт образца 1941 года системы Шпагина) и оловянный ковшик, на дне которого выбито: Ростов. То ли он изготовлен какой-то ростовской артелью, то ли боец сам нацарапал название родного города. Еще нашли перочинный ножик, но как музейный экспонат он вряд ли представляет ценность: насквозь проржавел», – делится Наталья.

Все находки описываются и с указанием GPS-точек отправляются в штаб, оттуда – в архив Министерства обороны в Подольске. Функции штаба выполняет псковский областной отряд «След пантеры». Каждому отряду поисковиков он заранее определяет район поиска и раскопок (чтоб не путали с «черными» копателями, которых тоже хватает, они весьма бойко торгуют своими находками в Интернете).


Маршрут поисковики знают заранее, поэтому перед поездкой ищут в Интернете карты шедших там боев 1942/43 годов, донесения штабов. Все материалы подробно изучаются. Свердловская «Ассоциация патриотических отрядов «Возрождение»» выдала им перед поездкой эксгумационный баннер, на который раскладывают найденные кости и прикладывают к ним (если есть) сопутствующие предметы.


В этот раз первоуральцы копали в Новосокольническом районе, потом в Куньинском на правом берегу Западной Двины.


«С прошлых вахт у нас остались два недообследованных участка у деревень Хлебаниха и Оленичи, недоступные весной из-за разлива Западной Двины и Малой Двинки. В Хлебанихе нынче мы покопали, а Оленичи снова оказались затопленными. При раскопках ориентируемся в основном на «приямочки» (мы их так называем), которые со временем остаются от захоронений, когда кости истлевают, и земля там становится мягкой», – рассказывает Наталья.

Основной инструмент кОпарей – металлоискатель, щуп, лопата. Опытный поисковик, как музыкант, по звуку металлодетектора отличит гильзу от каски, котелка или винтовки, а по удару щупа определит, где кости, а где просто за корешок зацепило. Иногда по расположению кости конечности можно определить, в каком направлении копать к голове. Любимая фраза местных, часто присутствующих на раскопках:

«Натаху звать надо. Она анатомию знает».


Наталья Александровна благодарна местным жителям, которые направляют усилия поисковиков:


«Вот, говорят, деревня Воротково, лихие бои там шли. Идём в Воротково. Что поражает: старики память свою с собой не уносят, передают детям, внукам, правнукам. Как легенду. Как сказание о ратном подвиге».

Когда она собирается на раскопки, вспоминает слова матушки одной сельской церквушки на Псковщине: «Чьи души успокоились – вы их никогда не найдёте, а чьи покоя не обрели – сами к вам выйдут». Вот они и выходят ... спустя восемь десятков лет.


Зам. главного врача детской городской больницы Первоуральска по экспертной работе Наталья Демидова имеет звание лейтенанта медицинской службы, по контракту прошла учебу на военной кафедре при Медицинской академии. Министерство обороны наградило её «Медалью за поисковое движение III степени». Имеет она и медаль «Патриот России», которую ей лично вручил свердловский губернатор Евгений Куйвашев.