Врач скорой помощи о работе: «Я убеждён, что не вызов должен ждать доктора, а доктор – вызов»

Сергей Владимирович Субботин - врач-анестезиолог-реаниматолог Станции скорой медицинской помощи им. В. Ф. Капиноса - в своей профессии вот уже 35 лет.



ПУТЬ К ПРОФЕССИИ


По его собственному признанию, белые машины с мигалками восхищали его, как и многих мальчишек, с детства. Но о том, что он свяжет с ними свою судьбу и подумать не мог. Он планировал по окончании 8 летней школы родного Асбеста вместе с двумя товарищами поступить в Белоярский атомный техникум. Но всё решил случай. Вечером, накануне поездки для подачи документов в техникум, ему попалась в руки местная газета с объявлением о наборе в Свердловское медицинское училище в фельдшерское отделение после 8 класса. Тогда выпускник Серёжа позвонил своим друзьям, предупредил, что не поедет с ними завтра подавать документы в техникум. А наутро отправился подавать документы в медицинское училище.


После армии, в мае 1982 года Сергей Владимирович устроился на станцию скорой помощи в городе Асбесте. Поступил в медицинский институт. Из-за учебы хотел перевестись на работу на станцию скорой помощи в Свердловске, написал заявление «прошу принять меня на работу временно» (имея в виду «на время учёбы в институте»). Но ему отказали в приеме, сказав, что временные работники им не нужны. Сергей Владимирович не стал настаивать, поэтому последовали 4 года стройотряда. На 5 курсе, во время поездки в Украину, познакомился с будущей женой, в этот же год сделал ей предложение. Понимая, что теперь нужна стабильность, устроился на 11 подстанцию, где проработал 2 года, до окончания учёбы в институте. Затем по распределению работал в бригаде интенсивной терапии на Уралмаше.


Сергей Владимирович вспоминает: «В 1992 году я был приглашен на работу в кардиологическое отделение, в котором заведующий отделением отдал мне свою специализацию, именуемую тогда как «информатика и вычислительная техника в кардиологии». По этой специализации я прошёл обучение в г. Киеве. И там был преподаватель, у которого было медицинское и физико-математическое образование, и я хорошо запомнил его вопрос толпе обучающихся: «Какую информационную ценность в себе несет симптом «кашель» при диагностике болезней легких?» Ответы были разные. И преподаватель, наконец, ответил: «Симптом «кашель» имеет информационную ценность, равную нулю. Потому что при всех заболеваниях легких кашель имеется». Этот ответ я запомнил на всю жизнь, и принцип «все симптомы имеют свою информационную ценность» я использую по сей день».


Почему при такой востребованной специальности, как анестезиолог-реаниматолог, Сергей Владимирович выбрал именно службу скорой медицинской помощи?


«Я - холерик, я подвижный. Это моя телесная физиология - быстро двигаться, быстро принимать решения. Мне проще работать по принципу «пришёл - увидел – победил». То есть я приезжаю на вызов, вижу состояние больного, мгновенно принимаю решения о его дальнейшем лечении.


Со временем ко мне пришла мысль - не вызов должен ждать доктора, а доктор должен ждать вызов. В любой момент времени должна быть свободная бригада определенного профиля.


В 90-е было около 800 вызовов в сутки, а бригад - 150. Сейчас же – 3000 вызовов в день, а бригад меньше, чем тогда, в 90-е. Я навсегда запомнил слова одного из руководителей станции, Игоря Борисовича Улыбина: «Я не позволю ради жизни одного убить четверых». Сейчас же изменилось отношение к службе скорой медицинской помощи. Порой сердобольные прохожие все чаще вызывают врачей к лежащему пьяному человеку, к человеку без определенного места жительства.


РАДОСТИ И ТРУДНОСТИ В ПРОФЕССИИ


«За 35 лет работы случалось даже бежать с адреса. Вызвали уже на труп. По приезду бригады огорченные невозможностью воскресить умершего напали с кулаками на бригаду. В след запустили в нас кардиографом. Бывало, и в грудь пинали при попытке транспортировки пьяного человека в машину скорой помощи. И угрожают, бывает.

Конечно, бывают благодарные пациенты. 80% вызовов, на мой взгляд - чистая психотерапия, когда человек вызывает скорую, будучи уверенным в смертельности своего недуга, а это не так. Я считаю, что наша задача, в том числе и научить вас обходиться без нас (разумеется, если ситуация позволяет и речь не идёт о действительной угрозе жизни и здоровью). Бывает, разъяснишь все пациенту, что все не так, как он себе страшно представляет, он засияет, благодарит за то, что доктор все объяснил, «разложил по полочкам». А бывает, больной агрессивно реагирует на, как они в таких случаях называют, «лекции от доктора».


Как отношусь к смерти в присутствии бригады? Мне повезло, что 15 лет назад мне попала в руки книга Стивена Левина «Кто умирает. Исследование проблем осознанной жизни и осознанного умирания». Она о психологии умирающего, родственников, умирающих детей. А нас ведь этому не учат. Я считаю, это должно быть отдельным предметом в медицинских образовательных учреждениях. Как сказать больному, что он умирает, как разговаривать с умирающим, с его близкими. Но, конечно, все равно переживаешь. Особенно когда смерть молодая, смерть по глупости.


Бывает, больной, несмотря на свое плачевное состояние, с угрозой летального исхода, отказывается от госпитализации. Часто этим грешат мужчины-военнослужащие, например. Уже отбросив все приличия, от отчаяния, бессилия, бывает, кричишь: «Дурак, ты умрешь!» - «Нет, не поеду» - и все тут. А через 4 часа едешь к нему уже на констатацию.


Помню, был случай в суде, судья спрашивает «Вы разъяснили умершему последствия отказа от госпитализации?», человек со страховой компании (со стороны потерпевшей) с ухмылкой перебил меня, мол, знаю я, как вы разъясняете, бумажку сунете подписать и всё. И тут-то меня искренне «прорвало» от возмущения (я - холерик, помните, да?), меня было трудно уже остановить. Потому что когда я понимаю что пациента надо госпитализировать – я всегда разъясняю последствия отказа от госпитализации, всегда.


О ЖИЗНИ ВНЕ РАБОЧЕГО ВРЕМЕНИ


У Сергея Владимировича хобби - фотосъемка. С 5 класса школы и по сей день. С недавних пор он так же редактирует фото, любит фотографировать людей, городские пейзажи. Фотографирует свадьбы, юбилеи близких и друзей. Сергей Владимирович с удовольствием показывает свои фотоработы, он пользователь таких социальных сетей как Инстаграм, Вконтакте, уверенный пользователь ПК. С увлечением рассказывает об одном из последних открытий для себя, об умной колонке с голосовым помощником Алисой.


БУДУЩЕМУ ПОКОЛЕНИЮ ВРАЧЕЙ СКОРОЙ ПОМОЩИ


На просьбу озвучить пожелания будущим врачам скорой помощи, Сергей Владимирович ответил в свойственной ему суровой манере:


«Я бы спросил сначала у молодого доктора: «Ты сумасшедший?». Если бы он продолжил настаивать на своём желании работать в скорой помощи, я бы продолжил: «Только фанатики работают на скорой, которые влюблены в свою профессию до самой смерти, которые готовы работать здесь, несмотря на отсутствие высокой зарплаты, несмотря на угрозы от не всегда адекватных пациентов, несмотря на бессонные ночи, несмотря на то, что тебя здесь могут оскорбить, плюнуть, ударить. Готов переносить это все ради каких-то своих внутренних убеждений? Если готов - работай. Потому что работа может приносить удовольствие, но она только для истинных фанатов своей профессии, для таких фанатов, как я».