«Мы в постоянной готовности к неизвестному!»

Так о своей работе рассказывает фельдшер Серовской станции скорой медицинской помощи Наталья Федорова, и в полной мере это проявилось во время коронавирусной пандемии.


На фотографии: фельдшера Виктор Гайков, Наталья Федорова, водитель Илья Борчанинов.


В рамках Года медицинского работника, проводимого по инициативе губернатора Евгения Куйвашева, мы продолжаем знакомить с людьми, для которых медицина стала призванием, а спасение жизни – привычной ежедневной работой, где нельзя схалтурить, отложить на завтра или отказаться выполнять, ведь на кону стоит слишком многое – человеческие жизни...


Фельдшер Наталья Федорова, её напарник Виктор Гайков и водитель Александр Бабин вошли в состав первой специализированной инфекционной бригады Серовской станции скорой медицинской помощи. Именно они все самое сложное время возили ковидных больных.

– Первого пациента по «скорой» мы повезли в середине апреля прошлого года, тогда еще не было специализированной бригады, но средства индивидуальной защиты уже приготовлены. Диспетчеры тоже были подготовлены к возможности таких вызовов. Так что, оделись и поехали. Первый вызов был к ребенку, приехавшему в Серов из-за границы. Наша бригада к нему и выезжала, чтобы отвезти в инфекционное отделение.


Правила защиты – как молитва «Отче наш…»

Довольно часто бывает так, что бригада скорой медицинской помощи едет в «незнаемое», без чёткой уверенности, какой пациент и с какой проблемой их ждёт. Надо быть ко всему готовым.


– Готовились и мы к встрече с ковидными больными. Учёба проходила постоянно, в интернете смотрели новую информацию, на линейках нам говорили об особенностях этой болезни, до сих пор висят памятки – как надевать костюм. Конечно, мы и раньше во время специальных занятий надевали эти костюмы, но тут надо было всё соблюдать как «отче наш», – рассказывает Наталья Анатольевна.

Честно сказать, во время особо жёстких ограничений, когда на мир можно было смотреть только через телеэкран и окно квартиры, особо бросались в глаза проезжавшие по пустынным улицам машины скорой помощи с сидящими в них медиками в защитных костюмах. Зрелище, признаюсь, довольно жуткое…


– А нам как было жутко, когда мы 24 часа сидели в этих костюмах, респираторах, а ведь прошлым летом была невыносимая жара. Нам и воды попить нельзя – не разденешься для этого никак. Понимали, что и себя беречь надо, и коллег, и родных. Вот и терпели. И вы знаете, убереглись! Я не заболела, хотя работала в «ковидной» бригаде. Очень строго соблюдали все правила, у нас была своя отдельная комната для переодевания, обрабатывали и себя, и машины от и до. Мне кажется, до сих пор еще в наших легких остатки хлорки есть. В январе я сделала прививку от ковида, Бог меня спас, уберег, так что и прививка не помешает.


Мы и сейчас начеку

Сотрудники приемного отделения Серовской городской больницы вспоминают, как на въезде в больницу стояла очередь из машин скорой помощи с ковидными пациентами…


– Да, так и было, я помню эти вереницы машин. Мы возили и в нашу больницу, и в Краснотурьинск на компьютерную томографию. Было, что по три часа ждали очереди. Первых тяжелых больных, когда всё только началось, мы вообще в Нижний Тагил возили. В дороге пациентов на кислороде держали, и там тоже приходилось по часу стоять, ведь туда везли со многих территорий.

Новая болезнь ворвалась в медицинскую практику довольно внезапно, приходилось на ходу изучать её симптомы, чтобы приезжать к пациенту подготовленным.


– Надо сказать о роли диспетчеров. Именно они первыми по телефонным звонкам определяли, какую бригаду нужно послать. Нам они уже заявки давали целенаправленно. Часто звонили участковые терапевты, которые побывали у этих больных. Бывало, что звонили сами пациенты с положительными анализами на коронавирус. Конечно, было и такое, что выезжали просто на высокую температуру, а находили все признаки ковида. Так что готовыми были всегда и ко всему. И на каждый вызов мы одевались по полной форме, были начеку. Да и сейчас, если выезжаем на ОРВИ, то надеваем защитную одежду, респиратор.


Мы работаем как одна команда

С кем бы из медработников не приходилось говорить о работе в условиях пандемии, все отмечают, что эта беда сплотила, выявила лучшие стороны коллег. Не исключение и коллектив станции скорой медицинской помощи, который возглавляет Ольга Александровна Бец, врач с 22-летним стажем.


– Было всем нелегко. Все понимали, сочувствовали друг другу, держались. У нас очень дружный, сплоченный коллектив, текучки нет. Это нам и помогло. Сейчас мы уже с иронией вспоминаем то время, кажется порой, что и не было ничего такого. Но ведь по 20–25 человек в смену вывозили в ковидные госпитали. Сутки напролет не раздевались. И водителям доставалось по полной. Была сразу создана инфекционная бригада, но мы не всегда справлялись с таким объёмом, потом и вторую бригаду с линии пришлось снять и переименовать в инфекционную. Но доставалось всем. Иногда ведь едешь на боли в животе, приезжаешь, а там – и температура, и кашель, всем бригадам попадались такие ситуации. По статистике, у нас все бригады попадали на ковид. Это было неизбежно в той ситуации.


Работа на экстриме

На станции скорой медицинской помощи Наталья Анатольевна работает почти 27 лет, после окончания Серовского медицинского училища. На вопрос, не хотелось ли бросить «скорую», ведь работа не из легких, всегда на экстриме, отвечает сразу и четко.


– Нет. Я вообще люблю экстрим. Мне постоянно нужен адреналин. А в нашей работе его хватает, ведь каждый вызов – это что-то новое, не знаешь, куда едешь. Я очень люблю свою работу, хожу на неё с удовольствием. Второй фельдшер Виктор Гайков у нас два года работает, ребята после медицинского колледжа чаще идут к нам. Эта всё же работа для парней, сильных телом и духом.

Во время пандемии работа медиков была под особым «народным контролем». И в нашей группе в соцсетях, конечно, эта тема была очень актуальна. Признаемся, что и доставалось медикам регулярно – по делу и без. Но вот что интересно: на работу скорой помощи практически не было нареканий, хотя в «мирное» время без жалоб не обходится.


– Люди понимали, было непросто всем. Скорая возила таких тяжелых пациентов, что для них мы были последней «соломинкой», за которую они держались. Было ведь, что и не довозили… И мы страдали не меньше – и помочь хочется, и уже возможности нет.

В определённой мере помогло то, что за последние годы станции скорой медицинской помощи в области получили немало машин, оборудованных по всем требованиям.


– Это очень большая подмога. В машинах сейчас есть всё для оказания скорой помощи. Во всех есть кислородные установки, электрокардиографы, дозаторы шприцевые. Приятно работать!

Пандемия пришла и уйдёт. Но скорая медицинская помощь в нашей жизни останется всегда. И проблем у неё немало.


– Конечно, всегда были и есть неадекватные пациенты, ложные вызовы. Пьяных хватает, бывает, что и в драки попадаем. Приходится порой вдвоем носилки с тяжелым больным по этажам спускать. Ночью никого ведь не позовешь. А если экстренно нужно спускать с пятого этажа, тут уж забываешь, что ты женщина, что больной килограммов под сто или больше. На адреналине хватаешь носилки и несёшь. Был случай, когда довольно крупную беременную женщину с кровотечением едва спустили на носилках по этажам, нужно было сохранить и двойню, и маму. Когда вышли из роддома, подумали: «Как мы это сделали?». Есть у нас и постоянные пациенты с хроническими заболеваниями, с которыми мы общаемся не первый год, встречают как родных, иногда в городе они нас узнают, здороваются.


Если видите на улице города мчащуюся машину скорой помощи, знайте – кому-то очень нужна помощь…